Воскресенье, 23 июля, 2017 года: USD = , EUR = ,

Лосось вне политики: две эффективные модели управления промыслом

20 сентября 2010, 12:53
17 сентября 2010 года состоялось историческое событие в области управления промыслом тихоокеанских лососей: российская и американская стороны продемонстрировали две высокоэффективные модели управления. И хотя все же прозвучало мнение о том, что американская модель - это некий стандарт, к которому необходимо стремиться, я, при всем моем уважении к американской модели, вынужден признать, что апробированная в 2010 году российская модель управления промышленным рыболовством тихоокеанских лососей на Камчатке является равноценной по своей эффективности.

По сути, это два совершенно разных подхода, преследующих одну и ту же цель - устойчивое рыболовство. Только американцы вкладывают в это понятие "рыболовство" несколько более широкое значение, нежели мы.
Но об этом чуть позже.

А что же произошло 17 сентября 2010 года? За круглым столом в Северо-Восточном территориальном управлении Федерального агентства по рыболовству встретились руководители и ответственные работники СВТУ - И.Я. Капелюх, начальник отдела аналитической работы и мониторинга водных биологических ресурсов А.В. Винников (он делал основной доклад с российской стороны), его заместитель Л.А. Кошкарева и главный специалист отдела Л.И. Грохотова, и.о. начальника отдела регулирования рыболовства, выдачи разрешений и международного сотрудничества Я.А. Боднева, начальник отдела государственного контроля и надзора производственной деятельности на судах рыбопромыслового флота М.А. Близнюков, Министр рыбного хозяйства Камчатского края В.М. Галицын, и гости - Джим Хампфрис, директор по рыболовству Американского отделения Морского
попечительского совета, - Джим Маркотт, исполнительный директор Совета Аляски по рыболовству, Томас Квинн,сотрудник Университета шатата Вашингтон, Ричард Линкольн, руководитель общественной организации "Статус лосося", а также представители Всемирного Фонда дикой природы - Хезер Брэндон,старший сотрудник Аляскинского полевого офиса Всемирного фонда дикой природы, координаторы Морской программы Константин Згуровский (Москва) и Анатолий Декштейн (Камчатка), координатор по PR Берингийского/Камчатского офиса (Камчатка) Александра Филаткина, а также координатор общественной коалиции Камчатки "Сохраним лососей ВМЕСТЕ!" и автор этих строк Сергей Вахрин.

Эту встречу пытались сорвать. 16 сентября в газете "Камчатское время" была опубликована провокационная статья под названием "Друзья из страны белоголовых орланов", подписанная псевдонимом Иван Думов.
Лейтмотивом этой публикации было заявление о том, что на Аляске нет дикого лосося, и американцы приехали учить нас тому, чему оказались не способны научиться в собственной стране, - СОХРАНЕНИЮ ДИКИХ СТАД ЛОСОСЕЙ.

Американцы не скрывают ни от кого, что они переборщили с искусственным воспроизводством лососей, и признают, что смешение диких и заводских лососей ведет только к трагедии диких стад. Как очень остроумно заметил директор ВНИРО Анатолий Макоедов в недавнем интервью нашему сайту, невозможно, как ни старайся, вырастить в свинарнике даже из самых породистых элитных хряков диких кабанов.

Но дело сделано - вложены огромные государственные и корпоративные (прежде всего, "нефтяные", компенсационные) средства и построено более ста лососевых рыбоводных заводов только на Аляске, в юго-восточной его части. И сегодня ситуация на промысле аляскинской горбуши и кеты примерно "фивти-фивти", как говорят американцы ,- пятьдесят процентов добываемой рыбы - дикие лососи и пятьдесят - заводские.
Но структура промысла на Аляске по видам в корне отличается от дальневосточной, где основной промысел обеспечивается за счет горбуши. Например, в путину 2010 года на Камчатке вылов распределился следующим образом: на первом месте была горбуша (68 процентов), на втором - 18 процентов - нерка, на третьем - 15 процентов - кета и так далее. На Аляске же более половины всего промысла приходится на нерку, которая находится в исключительно диком (не затронутом искусственном воспроизводством) состоянии, как чавыча и кижуч.

Кстати, и российские, и американские, и японские рыбоводы считают искусственное воспроизводство кеты делом экономически очень выгодным и перспективным. По горбуше мнения расходятся. В том числе и на Аляске, где принята программа постепенного закрытия тех заводов, от которых нет пользы ни природе, ни людям.
Если же говорить об объемах вылова лососей на Аляске, то они равны объемам вылова всего Дальнего Востока России и составляют от 300 до 500 тысяч тонн ежегодно, в зависимости от знакомой и нам "урожайности" горбуши.

Поэтому предмет для встречи и разговора российских и американских специалистов, занимающихся вопросами управления промыслом, безусловно, был.

Можно ли нас, россиян, научить демократии?
Россия со времен Петра Первого, которого за сокрушение в своем Отечестве "народной монархии" и "власти всей земли" (то есть всех сословий, Земского Собора) на Западе нарекли Великим, является государством ТОТАЛИТАРНЫМ, в котором государство в лице бюрократии всецело (то есть полностью,тотально, по всем статьям) управляет гражданским обществом. Основными признаками тоталитарного государства является высокий уровень развития в нем коррупции, в структуре которой власть представляет важнейшее, связующее, звено, и наличие олигархов - то есть беспредельно богатых представителей этого государства.

Тоталитарным была Российская империя от Петра до революций 1917 года.
Тоталитарным был Союз Советских Социалистических Республик.
Тоталитарным государством является и нынешняя Российская Федерация.

Соответственно и эффективная модель управления промыслом тихоокеанских лососей может быть в нынешней России такой, какая она есть. И невозможно выстроить в России модель по американскому образцу.
Приведу только один факт. В Соединенных Штатах не существует таких видов рыболовства, как рыболовство в целях традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности. Но на Аляске существует такой вид рыболовства - как рыболовство для собственного питания или питания своей семьи. Они называют его (если точен перевод) бытовым рыболовством, исключающим любой элемент коммерческой деятельности (за нарушение может быть и тюремный срок).

Бытовым рыболовством может заниматься ЛЮБОЙ ГРАЖДАНИН ШТАТА АЛЯСКА. Он не ограничен в этой своей деятельности ни временем промысла, ни объемом вылова, ни видом лососей, которых он может добывать и заготавливать себе впрок: варить, парить, жарить, солить, вялить, коптить. Но не продавать - только угощать.
Как же определяются потенциальные объемы вылова для бытовых нужд? И как ведется контроль за этим промыслом? (Эти вопросы задавали специалисты СВТУ).

Очень просто. Соответствующими службами (которые есть и у нас) отслеживается ВСЯ информация о прохождении ВСЕЙ коммерческой продукции из рыбы от "лодки до глотки". Оборот рыбы и рыбопродукции бытового происхождения фиксируется мгновенно, как и мгновенно следуют соответствующие меры наказания.
По окончании путины поселковые инспектора местной рыбоохраны обходят КАЖДЫЙ дом и получают информацию о том, какое количество рыбы было выловлено хозяевами. Полученный общий результат - это и есть потенциальный объем бытового рыболовства на следующий год.
Все понятно. И все просто. Только в России сегодня эту модель внедрить невозможно (хотя она и существовала до 1956 года).
И это только один факт. А их множество...

Через пень-колоду
Именно таким способом двигались мы в постсоветской России к созданию системы управления промыслом тихоокеанских лососей, пытаясь на первых порах совместить социалистические принципы хозяйствования с новыми, капиталистическими (давайте вспомним систему распределения квот в1990-х годах, когда этим распределением занимался Камчатский рыбохозяйственный Совет и какое значение в этом распределении имел в то время такой приоритет, как "социальная значимость" предприятия): именно в те годы было резко увеличено количество пользователей и появился помимо традиционно колхозного, крупного, малый и средний лососевый бизнес, представители которого каждый год ждали "милости" от власти при распределении. Поэтому в системе управления промыслом, по сути, царила анархия, - команда губернатора не знала, что в это время вытворяет глава рыбного района, раздавая (не бесплатно) направо и налево обещания на квоты, которые он, на самом деле, не распределял, но рыбопромышленные компании в свом районе "открывал" - регистрировал.
Потом наступил 2001 год и к власти пришли "красные", которые, "порубав" белых, создали новую рыбную элиту на Камчатке, щедро наделяя квотами своих эмиссаров и обделяя чужих (конечно, если они были не из первопрестольной). Эти действовали нахраписто и жестко, не миндальничали и установили твердые капиталистические таксы на рыбу: не хочешь - не покупай, желающих - полно... Социальная значимость предприятий при них стала просто "ширмой" - ею только прикрывались.

И, наконец, последний этап дележа рыбного пирога Камчатки - проведение конкурсов на закрепление рыбопромысловых участков для добычи тихоокеанских лососей, который прошел в 2009 году.
Именно тогда появились на Камчатке, на лососевом промысле, свои олигархи. Конечно, их единицы. А многочисленный малый бизнес приказал долго жить.

И вот только с появлением олигархов начала складываться на Камчатке новая и высокоэффективная система управления промыслом, которая показала все свои плюсы (о минусах, возможно, расскажут наши комментаторы) в путину 2010 года.

Объемы допустимого изъятия лососей стали неограниченными или, точнее, неОДУемыми, а промысел лососей стал многовидовым, что еще два года назад было острейшей проблемой, связанной с приловом кеты при промысле горбуши, чавычи при промысле нерки и так далее. Еще вчера за подмену лососей по видам (чтобы спрятать излишки кеты, нерки, чавычи, кижуча - более ценных видов, их записывали в документы как "горбуша) возбуждали уголовные дела
Возрождена система оперативного регулирования промыслом и создана Комиссия под председательством губернатора, в которую вошли должностные лица, по утвержденному списку: теперь промысел ведется не по указке и решениям Москвы, а по факту подхода рыбы к камчатским берегам.

Теперь промысел стал регулироваться по бассейновому принципу и ведется по "олимпийской" системе: лови, сколько поймаешь, но в счет тех прогнозов и квот, которые определены для бассейна данной реки или группы бассейнов небольших рек: исчерпал его возможности - промысел прекращен. В тех же случаях, когда фактические подходы лососей оказались выше прогнозных, или горбуша пошла в другие реки (водится за ней такой грех) - то по каждому виду был определен резерв (от 10 процентов от общего объема по чавыче до 50 по горбуше), который Комиссия по регулированию была вправе перераспределить как по отдельным бассейнам, так и по подзоне в целом (объединив бассейновые квоты).
В итоге по четным урожайным годам в 2010 году достигнут максимальный вылов за всю историю лососевого промысла на Камчатке.

Сергей ВАХРИН, координатор общественной коалиции "Сохраним лососей ВМЕСТЕ!"

Также в разделе:

Около 200 тыс. мальков щуки выпустили в реку Ирва в Коми...

В Коми в реку выпустили 3,7 млн мальков сиговых...

В 2017 году в Коми выловят почти три тонны семги...

Коми республика: В Сосногорске решили возродить рыбопитомник круглогодичного цикла...

В Коми построят рыбоводный комплекс по выращиванию 400 тонн рыбы в год...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы:
Горячее предложение